Биткоин в помощь. Спасет ли крипта вас от бедности, а финсистему Украины от отмывания грязных денег

Самая первая и самая популярная криптовалюта — биткоин — переживает головокружительные взлеты и падения: в ночь с 25 на 26 июля ее стоимость взлетела на $6 тыс. — с $34 тыс. до почти $40 тыс. Что произойдет с криптой в ближайшие дни? Сегодня — только и разговоров, что о криптоактивах. Их скупают миллиардеры и разного масштаба компании, обыватели вкладываются в видеокарты для майнинга и обучаются трейдингу, государства потихоньку вводят электронные национальные валюты в оборот, а нардепы Украины декларируют BTC на сумму в 75 млрд грн. А тем временем самая первая и самая популярная криптовалюта — биткоин — переживает головокружительные взлеты и падения: в ночь с 25 на 26 июля ее стоимость взлетела на $6 тыс. — с $34 тыс. до почти $40 тыс. Что произойдет с криптой в ближайшие дни, тотальный обвал или снова головокружительный подъем? Будь всегда в курсе событий вместе с телеграм-каналом Валюты, которые выпускают государства, называют фиатными. Биткоин к ним не относится, поскольку не выполняет ни одной из функций фиатных валют. Использовать биткоин как средство платежа, в принципе, возможно, но только при соблюдении двух условий: ценовой стабилизации и прогнозируемой стоимости на длительном горизонте. Приведем пример: автомобиль Tesla стоит $50 тыс. и биткоин стоит $50 тыс. Продавец готов продать машину за 1 биткоин. Если на следующий день цена BTC упадет до $43 тыс., то продавец получит убыток и будет вынужден ждать, пока цена восстановится. И наоборот, если цена Биткоина вырастет до $60 тыс., покупатель будет разочарован, поскольку он переплатит за машину $10 тыс. “Криптовалюты не являются единой системой платежа, поэтому получатель биткоина будет стараться как можно быстрее конвертировать его валюту (в доллар, например), чтобы уйти от ценовых рисков и в дальнейшем использовать полученные доллары в других торговых цепочках”, — объясняет руководитель аналитического департамента ГК “Форекс Клуб” Андрей Шевчишин. Прежде чем принимать решение о покупке диджитал-активов, нужно понимать, в чем их ценность. “Что делать с ВТС? То же, что и с золотом: купить и держать. Потому что биткоин, как и золото, — конечен (алгоритм строго ограничивает количество BTC в 21 млн монет). Также стоит учитывать высокие колебания цен на золото и на биткоин, которые могут достигать более 10% в сутки. Этот фактор также способствует тому, чтобы биткоин, как и золото, использовали для накопления, а не в торговых операциях”, — поясняет Шевчишин. Резкое падение в апреле, а затем и в мае, когда стоимость биткоина опустилась ниже $35 тыс., некоторые эксперты рынка связывают с так называемой коррекцией, когда курс валют (в данном случае криптовалют) меняется в сторону, обратную тренду. То есть, если был тренд роста, то в условиях коррекции вы будете наблюдать спад. Такое явление чаще всего возникает из-за чрезмерной перекупаемости или перепродажи. На обвал повлияли и два внешних фактора, которые не стоит сбрасывать со счетов: это Илон Маск, заявивший, что больше не будет продавать свои электрокары за BTC, а также власти КНР, запретившие майнинг и операции с криптовалютами на территории страны. Некоторые западные аналитики предсказывают рост биткоина в течение лета до $45-47 тыс., если удастся преодолеть порог в $36 тыс. Как поясняет Андрей Блинов, экономист, бывший координатор Экспертной платформы НБУ, это вполне может произойти: “Биткоин построен по принципу убывающей геометрической прогрессии премирования за каждый намайненный новый блок. Чем ближе майнеры будут к созданию 21-миллионного биткоина, тем выше будет себестоимость его добычи. По законам математики, “. На момент написания материала криптовалюта держалась на отметке $38,2 тыс., но от падения она не застрахована. Некоторые специалисты говорят, что если BTC не удержится на пороге в $36 тыс. и не будет уверенно расти в течение ближайших недель, то цена вновь упадет до $24 тыс. Риск первый. Отсутствие глобального соглашения о том, как относиться к криптоактивам, уже само по себе является риском. Эксперты полагают, что нивелировать его могла бы международная конвенция, дающая единую оценку природе криптовалют, а также принятие мер по недопущению избежания налогообложения и финансирования терроризма при помощи блокчейн-инструментов. Как известно, выпуск новых биткоинов децентрализован, т.е. не зависит от какого-либо регулирующего органа. Однако есть один бизнесмен, способный влиять не только на котировки “битка”, но и других криптовалют. И это Илон Маск. Инвесторы и трейдеры винят Илона в обвалах “цифрового золота” и рекламировании мемных коинов. Однако корень проблемы не в дерзости Маска, а в самой криптовалюте, существующей вне экономики, которая, по идее, должна была бы оплачивать все расходы крипты.  Сейчас расходы на электроэнергию, доступ к интернету, оборудование, поддержку блокчейна и пр. оплачиваются из карманов майнеров. В итоге они попадают в ситуацию, которую принято называть negative carry (“отрицательный перенос”), когда стоимость создания крипты превышает доход от ее продажи. Когда это происходит, мы наблюдаем обвал, когда удается этого избежать, — наблюдаем рост. Если бы плата за транзакции хотя бы частично “гасила” траты майнеров, таких скачков можно было избежать. Но этого не происходит, поэтому биткоин находится в постоянно нестабильном состоянии. А Маск лишь пытался поместить биткоин “в экономику”, но отказался от этой затеи, заявив, что передумал принимать Bitcoin в качестве оплаты за электрокары Tesla. Сегодня дискуссия №1 в нашей стране посвящена законопроектам о криптоактивах: “Закон о внесении изменений в Налоговый кодекс Украины и других законов, касающихся налогообложения операций с криптоактивамы” (№2461) и “Закон о предотвращении и противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования терроризма и финансирования распространения оружия массового уничтожения” (№2179). Эксперты спорят о том, кто должен выступать регулятором, может ли блокчейн в принципе использоваться для отмывания денег и следует ли увеличить налоговую ставку с предлагаемых законотворцами 5% до 20%.  Некоторые считают, что проводить в блокчейне операции с нелегальными деньгами невозможно, потому что данный протокол полностью прозрачен, мол, там можно посмотреть адрес любой из криптовалют и отследить все операции. Однако не стоит забывать, что собственники адресов не указаны. Это сохраняет анонимность, но не способствует прозрачности. Способ . Если он не сможет этого сделать, значит, предоставил недостоверные данные.  Попросить-то можно, но а что делать, если он откажется? Выход тут один — урегулировать процесс проверки на законодательном уровне. То есть обязать, к примеру, украинских нардепов, задекларировавших BTC на сумму 75 млрд грн, показать, каким образом биткоины попали в их распоряжение — намайнили они их или купили? Но законопроект о криптоактивах не обязывает граждан объяснять, откуда они взяли криптовалюты. В итоге они смогут отбелить любые деньги, сказав, что купили ICO за один цент, а потом он подорожал в миллиард раз и таким образом они “заработали состояние”. Также криптовалюты нередко используются для купли-продажи нелегальных товаров в Даркнете, где существуют так называемые Dark Net Marketplaces. Спецслужбам удается их обнаруживать и закрывать, однако тут же появляются новые. А благодаря децентрализованности блокчейна, анонимности и возможности проводить сделки между кошельками клиента и продавца напрямую, поймать за руку преступников крайне сложно. Роман Сульжик, бывший трейдер JP Morgan и Deutsche Bank, говорит, что только банковская система способна эффективно защитить финсистему государства от загрязнения. Но и от мутноватых блокчейна и “битка” тоже никуда не деться. Выход — усиление регулирования в сфере криптоактивов, повышение предлагаемой законодателями ставки с 5% до 20% и регулирование криптоактивов либо НБУ, либо Комиссией по ценным бумагам, но не Минцифры. Если лицензии банкам и другим финпосредникам будет выдавать Минцифры, то, как полагает комментатор, это автоматически приведет к снижению требований к лицензиатам. И тогда любая компания, имеющая минимальный уставной капитал, сможет любому чиновнику “нарисовать” справку, подтверждающую, что он наторговал 10 млн долларов при помощи криптовалют — и это будет приниматься налоговой службой. Такая ситуация создает в стране серьезный регуляторный арбитраж (регуляторный арбитраж — способ извлечь прибыль из разницы в регулировании разных юрисдикций, в разных странах или внутри одной страны, когда одно и тоже физ- или юрлицо может действовать в разных нормативных пространствах и выбирать, где лучше. — Ред.), поэтому не стоит снижать порог для регулирования. “Законодатели хотят создать инновационное поле. Пусть создают! Но для вещей, которые не касаются налогов и отмывания денег. Минцифры может выдавать лицензии, разрешающие ведение реестров, но если речь идет о финсистеме, то лицензирование от этого министерства может привести к росту черного рынка документов”, — резюмирует Сульжик.

Это также будет Вам интересно:

Источник

Интересное по теме
iMag.one - Самые важные новости достойные вашего внимания из более чем 300 изданий!