Южная Корея оставляет в силе запрет на ICO. Что за этим стоит?

Финансовый регулятор Южной Кореи проанализировал ситуацию в ICO индустрии и оставил в силе запрет на «первичное предложение монет», наложенный еще 29 сентября 2017 года. С одной стороны, правительство опасается мошенничества и стремится к защите прав инвесторов, однако есть подозрения, что власти просто хотят защитить от конкуренции венчурное инвестирование, которое активно развивается на южной части полуострова.

Рассвет и закат криптовалютной отрасли

Изначально именно Южную Корею рассматривали как мировой центр развития криптовалютной отрасли, поскольку там создавались благоприятные условия для трейдеров, майнеров и блокчейн-компаний, однако все быстро изменилось.

Путь к криптовалютному лидерству

В июле власти легализовали Биткоин, приравняв его практически к фиатным деньгам. Данное решение привело к тому, что южнокорейские криптовалютные биржи обрабатывали седьмую часть всех транзакций, осуществляемых с самой популярной криптой в мире. Впечатляющие показатели.

Ажиотаж повлиял на рост Биткоина, и в Южной Корее он торговался существенно дороже, чем на других биржах. Подобную надбавку стали называть «премией Кимчи», а ее размер доходил до 30% от средней цены криптовалюты. На пике, к примеру, Биткоин торговался на биржах по 25 тысяч долларов за монету, поэтому южнокорейские майнеры получили огромные прибыли.

Однако рассвет отрасли продолжался недолго. Буквально сразу за хорошими новостями последовали и плохие.

Почему запретили «первичное предложение монет»?

29 сентября финансовый регулятор Южной Кореи заявил о запрете на проведение ICO в стране, последовав примеру Китая. Однако, если власти КНР не скрывают своих тоталитарных настроений, то у Южной Кореи совершенного другой подход к управлению государством, поэтому запрет на «первичное предложение монет» видится, как минимум, странным.

запрет ICO
Источник: blocktribune.com

Финрегулятор объяснил решение заботой об инвесторах, акцентируя внимание на том, что ICO могут проводиться с целью мошенничества, отмывания денег и сбора средств на финансирования терроризма.

При этом ICO в Южной Корее запретили буквально на пике индустрии. В сентябре 2017 года ICO проекты собрали почти 900 миллионов долларов, после чего наметился постоянный рост с пиком в декабре 2017 года – тогда сборы перевалили за 1,5 миллиарда долларов.

В январе 2018 года правительство обложило местные криптобиржи налогом на прибыль, размер которого обязывал площадки отдавать четверть дохода государству. Между тем, майнинг одной монеты Биткоина приблизился к 20 тысячам долларов, что стало настоящей катастрофой для добытчиков криптовалюты (в то время как в соседнем Китае себестоимость 1 Биткоина равнялась всего 3-3,5 тысячам долларов). В результате, около 80% майнинговых ферм закрылись в 2018 году.

Борьба за индустрию

В 2018 году было несколько попыток заставить власти пересмотреть свое решение. В мае представители Национальной Ассамблеи обращались с просьбой об отмене запрета и замене его жестким регулированием отрасли, однако финансовый регулятор лишь обещал подумать.

В декабре представители стартапа Presto даже обратились в суд с иском на Комиссию по финуслугам, заявляя, что подобное решение противоречит нормам конституции Южной Кореи. Доля правды в этом есть, поскольку подобный запрет существенно ограничивает возможности компаний в плане привлечения инвестиций, а потому многие инициативы так и остаются на стадии идей.

криптовалютные ограничения
Источник: cdn1.benzinga.com

В январе финансовый регулятор снова вернулся к вопросу, отмечая, что представители ведомства провели исследование, в ходе которого были направлены письма 22 компаниям, выходившим на ICO в разное время. Ответ получили от 13 стартапов, отмечая, что исследование выявляет многочисленные нарушения и возможные признаки мошенничества.

И вместо того, чтобы разработать четкую нормативно-правовую отрасль для регулирования ICO сектора, как это уже сделали Франция, Малайзия и вскоре Япония, правительство решило оставить в силе запрет 2-летней давности.

Венчурное инвестирование в Южной Корее

Запрет на ICO, вероятно, неслучаен, а причины вовсе не те, на которые ссылается финансовый регулятор. Оказывается, что в Южной Корее наблюдается расцвет венчурного инвестирования. В 2017 году стартапы привлекли около 2 миллиардов долларов, в то время как в 2018 году, после запрета ICO, цифра приблизилась к 3,5 миллиардам. При этом рост инвестиций практически равен 50%.

венчурные инвестиции
Источник: koreabizwire.com

Южная Корея развивается в технологическом плане и стремится привлекать инвестиции, причем в 2019 году само правительство выделит в качестве инвестиций 900 миллионов долларов, а венчурные инвестиции, как ожидается, вырастут в объемах еще больше. Одной из самых привлекательных отраслей для инвесторов считается IT технологии, поэтому индустрия ICO – прямая конкуренция венчурным инвестиция. Власти предпочли сделать ставку на сектор, который им более понятен, нежели децентрализованное «первичное предложение монет».

Интересное по теме