Юрист: Власти открыли идеологическую войну против самостоятельного хранения криптовалют и приватности

считает, что происходящее нельзя охарактеризовать никак иначе, кроме как «идеологическую войну против самостоятельного хранения и приватности». Он отмечает, что инфраструктура криптовалютных рынков претерпела существенные изменения за прошедшие годы. Теперь люди достаточно легко могут переводить традиционную валюту в цифровую, выводить любые суммы на свои кошельки и распоряжаться ими по собственному усмотрению без ограничений или идентификации. Пользователям приходится выполнять определенные условия при взаимодействии с фиатными каналами, однако в целом они свободны пользоваться всеми остальными преимуществами. «Это меняется, – пишет Червинский. – Подход законодателей к AML-регулированию значительно смещается в сторону более жестких ограничений на глобальном уровне». Юрист поясняет, что AML-регулирование призвано сделать преступную деятельность нецелесообразной. Для этого финансовые учреждения наделяются статусом правительственных агентов, отвечающих за идентификацию клиентов, анализ транзакций и сдачу отчетности в ответственные органы. «AML-регулирование полагается на посредников, но не работает с бумажными и электронными деньгами, так как без посредников возможности властей по отслеживанию транзакций, идентификации контрагентов, определению источников происхождения средств, цензурированию и конфискации становятся ограниченными», – добавляет он. Некоторые государства пытаются избавиться от наличных, однако бумажные деньги не представляют таких рисков, как электронные, поскольку их сложно перемещать. «Регуляторы значительно больше беспокоятся из-за цифровых переводов, – пишет юрист. – Долгие годы они ограничивают цифровые переводы, осуществляемые через финансовые учреждения. Тем не менее, помимо периодических сообщений вида “Страна X запрещает биткоин” большинство государств не пыталось значительно ограничивать транзакции биткоина и других криптовалют». По наблюдениям Червинского, в прошлом власти удовлетворялись контролем за фиатными каналами, предполагая, что именно от них исходит основная ценность криптовалют. Кроме того, объемы преступной активности с криптовалютами относительно невелики, чтобы на борьбу с нею выделять огромные государственные ресурсы. «Тем не менее, в течение последнего года биткоин обрел геополитическое значение, а объемы операций с привязанными к фиату стейблкоинами взлетели. В результате власти все больше беспокоятся из незаконной деятельности и угроз для их валютного суверенитета», – добавляет он. Как следствие, они начинают активнее применять требования AML. Юрист отмечает, что многие ожидали преследования биржи криптодеривативов BitMEX Комиссией по торговле товарными фьючерсами (CFTC), однако заведенное Министерством юстиции уголовное дело переводит эту ситуацию в другую категорию. По словам Червинского, к таким мерам прибегают достаточно редко. Кроме того, на прошлой неделе то же Министерство юстиции опубликовало нормативную основу для регулирования криптовалют, в котором прямым текстом называет анонимные транзакции «высокорисковой активностью, свидетельствующей о возможном преступном деянии». Также Минюст призвал компании, «решающие предлагать продукты на базе криптовалют с повышенной приватностью», учитывать возникающие в связи с этим риски отмывания денег и финансирования преступной активности. Юрист заявляет, что этот текст следует считать предупреждением о вероятных негативных последствиях для таких компаний. «Что еще более важно, законодатели во всем мире дают понять, что они хотят расширить существующие требования для ограничения доступа к криптовалютам», – пишет он. В качестве примера Червинский приводит толкование требований Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF) по сбору данных о пользователях криптовалют в Швейцарии. Там регуляторы решили, что клиенты бирж не могут выводить криптовалюту на свой личный кошелек, если предварительно не идентифицируют его. Юрист видит в этом запрет на самостоятельное хранение криптовалют под предлогом требований к идентификации. Он допускает, что уже в следующем году FATF может распространить это требование в том же формате на все страны. Также он приводит выдержку из доклада Банка международных расчетов по теме цифровых валют центральных банков, опубликованного на прошлой неделе: «Полная анонимность недопустима». «Боюсь, что мы движемся в будущее, в котором вывод криптовалюты с биржи на собственный кошелек будет ограничен в качестве средства атаки против приватности. Будет два рынка: один для “чистых” кастодиальных монет, второй – для “грязных” монет, которые пользователи будут хранить сами. Между ними не будет связи. Это худший сценарий из возможных, и пока еще потеряна не вся надежда. Тем не менее, вы должны знать, что это актуальная проблема и основной вызов для нас, который нам придется преодолеть в ближайшие годы», – заключает он.

Интересное по теме