Украина рассматривает законопроект который позволяет конфисковывать криптовалюту

Он вводит понятие электронных доказательств и вносит коррективы в механизм доступа правоохранителей к информации операторов о пользовательском трафике. Также документ описывает процедуру изъятия цифровых валют, полученных в результате противоправной деятельности. Согласно пояснительной записке, законопроект направлен на борьбу с киберпреступностью. Однако некоторые считают, что отдельные предлагаемые законопроектом меры противоречат конституционным правам и свободам граждан, а сам документ сравнивают с российским «пакетом Яровой». Разберемся, чем чревато принятие законопроекта для украинцев. Ключевое:Согласно документу, электронным доказательством считается «информация в цифровой форме со сведениями, которые могут использоваться как доказательство факта или обстоятельств, устанавливающихся во время уголовного производства». К таковым, помимо электронных документов, сайтов, текстовых и голосовых сообщений и других данных, авторы законопроекта относят и виртуальные активы. В случае, если криптовалюты являются частью криминального правонарушения, они могут быть конфискованы. Исключение составляют случаи, когда их владелец «не знал или не мог знать об их незаконном использовании». «Сегодня специальная конфискация не затрагивает виртуальные активы, хотя преимущественно через неурегулированные законом виртуальные рынки осуществляется легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем», — сказано в пояснительной записке. Примером «неконтролированного виртуального рынка» в ней называют даркнет-маркетплейс Silk Road. Согласно проекту закона, виртуальные активы (ВА) конфискуются в случаях:Если суд признает отсутствие законных оснований получения прав на часть ВА, конфискована будет эта часть. В случае невозможности конфискации ВА, законность оснований приобретения прав на которые не была подтверждена, осужденный обязан оплатить их стоимость. Если владелец криптовалют не знал об их преступном использовании, ему должны вернуть активы. Если же владельца установить не удалось, они переходят в собственность государства. Решение о конфискации ВА выносится только после доказательства осведомленности их владельца об их незаконном происхождении или использовании. Спор о принадлежности ВА решается в порядке гражданского судопроизводства. По словам управляющего партнера Juscutum Артема Афяна, введение возможности конфискации криптовалют на данный момент является спорным предложением «в силу специфики правового регулирования рынка виртуальных активов». Старший юрист практики уголовного права и защиты бизнеса АО Arzinger Алексей Задоенко подчеркнул, что сам законопроект о виртуальных активах уже несколько раз дорабатывался и все еще не принят. Поспешность введения в силу порядка обращения с виртуальными активами следователями и прокурорами до принятия общего закона о таких активах он назвал «не совсем понятной и преждевременной»:«А зная не понаслышке любовь представителей правоохранительных органов к своеобразному толкованию законодательных пробелов в своих интересах — и вполне рискованна». Афян указал, что авторы текущего законопроекта не дают определения виртуальным активам. Если его примут, правоохранители будут обращаться к уже существующему закону о противодействии отмывания доходов и финансированию терроризма, отметил юрист. «Указанное в нем определение виртуальных активов, как цифровое выражение стоимости, которыми можно торговать в цифровом формате или перечислять, и которое может использоваться для платежных или инвестиционных целей, носит дискуссионный характер», — подчеркнул Афян. Помимо положений, касающихся конфискации криптовалют, законопроект обязывает операторов за свой счет установить технические средства, необходимые для осуществления «оперативно-розыскных мероприятий, негласных следственных (розыскных) действий и временного доступа к информации» об абоненте. Они также должны способствовать следствию и «недопущению разглашения организационных и тактических приемов» его проведения. В пояснительной записке говорится, что предложенные законопроектом меры направлены на «усовершенствование процедуры негласных следственных (розыскных) мероприятий в уголовных производствах, касающихся киберпреступников». Положение о временном доступе к информации, которому обязаны способствовать операторы и провайдеры, юристы называют спорным. «Целью принятия такой нормы может быть завуалированное желание правоохранителей получать доступ к личному общению пользователей, обходя процедуру принятия решений Апелляционным судом (которая существует на данный момент), заменяя ее более простым получением решения суда местного», — говорит Задоенко. В «Интернет Ассоциации Украины» отметили, что покупка технических средств, «которые нужны именно правоохранителям для осуществления их функций и полномочий, должна осуществляться исключительно за счет средств государственного бюджета, а не с помощью финансирования таких процессов за счет бизнес-структур». Коалиция «За свободный интернет» заявила, что это противоречит требованиям Директивы ЕС об электронной коммерции. Она предусматривает «запрет устанавливать посредникам общую обязанность мониторить передающуюся через них информацию», сказано в заявлении. В то же время юристы отмечают, что требование устанавливать спецоборудование не содержит значительного сужения прав для телекоммуникационных компаний, поскольку обязанность устанавливать его существовала для них и ранее. «В предлагаемых изменениях лишь конкретизируется информация, к которой может быть предоставлен доступ, а в качестве оснований для такого доступа указываются негласные следственные действия», — рассказал Алексей Задоенко. Кроме законопроекта №4004 в Верховной Раде зарегистрировали проект закона «О внесении изменений в Криминальный процессуальный кодекс Украины и Кодекс Украины об административных правонарушениях о повышении эффективности противодействия кибератакам». Он обязывает операторов и провайдеров в течение года хранить данные о трафике в объеме, «достаточном для идентификации абонента». Правоохранители смогут получать доступ к этой информации по постановлению следователя или прокурора. В «Интернет Ассоциации Украины» отмечают, что предоставление доступа к такой информации должно происходить «только на основании решения суда». Документ также позволяет правоохранителям получать доступ к информации «в электронных информационных системах», на которые не распространяется разрешение на проведения обыска в случае, если следователь или прокурор решит, что она важна для уголовного производства. «Эта норма предоставляет неограниченную дискрецию правоохранителям и не предполагает никаких механизмов защиты лица от нарушения его права на тайну корреспонденции», — заявили в коалиции «За свободный интернет». Подобная возможность не может не настораживать многих, особенно когда интерес правоохранителей все больше обращается к интернет-пространству. В сентябре секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Алексей Данилов заявил, что пользователи заблокированной на территории страны соцсети «ВКонтакте» будут иметь «определенные проблемы непосредственно с нашей полицией, с нашими силовыми структурами». Эксперты отмечают, что с одной стороны предлагаемые изменения в законодательство могут действительно ускорить расследования киберпреступлений и внести ясность в работу с электронными доказательствами. Однако воздействовать получится только на «мелких» злоумышленников, говорит специалист в сфере кибербезопасности, CEO Hacken Дмитрий Будорин:«Преступники не всегда имеют высшее образование, но даже они умеют обходить механизмы слежения и у них есть IT-консультанты». Он также отметил, что до конца неясно, «будет ли строится защита граждан от потенциальных злоупотреблений такими возможностями на чем-то еще, кроме доверия к государственным органам»:«Должно быть выработано четкое понимание и формулировки, что есть предметом уголовного преступления, что есть общественно опасным деянием, в каких негласных случаях госорганы могут запрашивать данные, а в каких это должно быть ограничено». Управляющий партнер АО «Тарасюк и партнеры» Сергей Тарасюк считает, что предлагаемые изменения могут нарушать закрепленное в Конституции право на тайну переписки. «Правоохранительным органам значительно облегчается вмешательство в частную переписку», — заявил Тарасюк. Обязывание операторов устанавливать средства, а также предоставление временного доступа к информации об абонентах «является прямой дорогой в полицейское государство», говорит Артем Афян из Juscutum. Основатель биржи Kuna Михаил Чобанян заявил, что подобные шаги «давно реальности нового мира». «Но есть и другая сторона медали — это колоссальный стимул к развитию децентрализованных систем. На любую акцию всегда есть реакция. Так балансируют любые системы», — отметил он. Дмитрий Будорин еще одним «потенциальным плюсом» принятия законопроектов видит повышение уровня осведомленности о технологиях среди населения. По его словам, если только не построить «Великий китайский файрвол», большая часть населения «пересядет на VPN». «С преступностью станет бороться легче, конституционные права ущемляются больше, а виртуальные активы станут уже не таким безопасным хранилищем кровно заработанных», — резюмировал юрист Сергей Тарасюк. 29. 09. 2020 Подписывайтесь на новости криптовалютного рынка в Яндекс Мессенджер. Регулирование и законодательствоУкраинаВаш адрес email не будет опубликован. Комментарий Имя Email Сайт

Интересное по теме