Кравчук объяснил свой выход в эфир с главарем «ДНР» Пушилиным

Недавнее участие руководителя украинской делегации в Трехсторонний контактной группе Леонида Кравчука в политическом (рашистском) ток-шоу в прямом эфире первого российского телеканала вызвало вполне логичные вопросы: стоит ли вообще украинцам, тем более официальным лицам, давать интервью фактическому врагу? Ответил на это и сам Кравчук – в эфире 1+1 он пояснил, что хотел донести правду…

Позиция министра иностранных дел Дмитрия Кулебы о том, что «исторический статус» Леонида Кравчука позволяет ему делать больше, чем другим («в том числе давать комментарии российским телеканалам») не выдерживает никакой критики. Закон должен быть одним для всех, иначе он не работает. Кто и на каком основании может определять достаточность «исторического статуса» того или иного лица? У нас все-таки демократия, а не абсолютная монархия.

Логика самого Леонида Макаровича более внятная – в эфире «1+1» он объяснил, что искренне надеялся донести правду о российско-украинской войне до россиян: «У меня очень много писем положительных, в том числе от россиян из разных регионов, которые говорят: «Наконец, мы кое-что узнали». При этом Кравчук уточнил:

«Я с Пушилиным не общался. Я задал ему один вопрос, который для меня принципиальный: они хотят строить на неконтролируемом Донбассе какое-то национальное русское государство? Тогда нам с ними говорить вообще нет никакой необходимости. Или они хотят все же строить или договариваться с нами, как интегрировать регионы в Украину».

Однако это сомнительный аргумент. Никакой правды россиянам Кравчук не открыл. Осведомленное меньшинство знало ее и без участия Кравчука в ток-шоу Скабеевой. А большинство тут же забыло под давлением общей дезинформации.

Хотя не следует преувеличивать значение пропаганды. Ничто так не остудило восторг немцев от Гитлера, как уничтожение Красной армией фашистов и Нюрнбергский процесс. Но немцы и до этого все прекрасно понимали, просто их все устраивало. Как и сейчас устраивает многих россиян.

Интересное по теме