Ужесточение штрафов за майнинг подчеркнуло проблемы с ГЭС и электросетями в Абхазии

Силовики в Абхазии рапортуют об успехах в выявлении ферм по добыче криптовалют, но потребление электроэнергии на этом фоне не снижается. Абхазия вынуждена запрещать майнинг из-за проблем с недостаточной мощностью ИнгурГЭС и ветхих электросетей, указывают местный журналист Инал Хашиг и российский политолог Александр Скаков.

Как писал “Кавказский узел“, 31 марта депутаты парламента Абхазии в окончательном чтении приняли законопроекты, предусматривающие административную и уголовную ответственность за незаконный майнинг, а кабинет министров на год продлил запрет на добычу криптовалют и ввоз оборудования для майнинговых ферм. Этому предшествовали жалобы жителей Сухума на частые отключения энергоснабжения и заявления компании “Черноморэнерго” о том, что проблемы в энергетике связаны с нелегальными подключениями оборудования для майнинга криптовалют. Нелегальные майнинговые фермы общей мощностью около 25 мегаватт обесточены во время масштабных рейдов в Абхазии, сообщило 24 января МВД Абхазии. 

Еще несколько лет назад власти Абхазии считали “криптобизнес” чуть ли не путем к спасению экономики и даже задумывались о создании собственной криптовалюты. Почему в итоге все привело к запретам, штрафам и как майнинг связан с энергетическим кризисом – в справке “Кавказского узла” “Прожорливый майнинг: кто виноват в абхазском блэкауте?

Правоохранители рапортуют об успехах по выявлению незаконных ферм в Абхазии

Сотрудники Управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД Абхазии рейды по выявлению незаконных ферм проводят ежедневно, сообщили сегодня корреспонденту «Кавказского узла» в пресс-службе министерства.

По итогам этой работы прекращена работа крупной майнинговой фермы в частном домовладении в селе Шашилкыт Очамчирского района, там работало 181 устройство по добыче криптовалюты. На объекте демонтирован трансформатор. В этом же селе отключена электроэнергия криптофермы на 100 устройств. На консервном заводе в Очамчирском районе при повторной проверке также отключены 250 единиц криптоустройств.

«В Очамчирском районе выявлены две крупные майнинговые фермы. В селе Ачгуара в нежилом частном домовладении отключено 350 аппаратов по добыче криптовалют. В Гулрыпшском районе обесточены два объекта, на которых было установлено 153 криптомашин», – сообщил сотрудник пресс-службы МВД.

По его словам, в Сухуме отключено более 40 устройств по добыче криптовалюты, а в Сухумском районе в селе Яштуха выявили частную криптоферму, оборудование которой частично демонтировали.

В марте выявлены и отключены от электроснабжения четыре майнинг-фермы мощностью по 20 киловатт, а также оборудование на 50 киловатт в здании бывшего кожзавода в Сухуме, сообщил корреспонденту «Кавказского узла» начальник «Энергосбыта» города Джамбулат Аршба. По его словам, были проведены рейды и выдано 90 уведомлений абонентам для получения ими технических разрешений в «Черноморэнерго». Абоненты, которые в течение недели не воспользовались этой возможностью, были отключены.

Самым эффективным методом борьбы с майнингом является демонтаж оборудования

Начальник департамента по техническому и энергетическому надзору Госстандарта Абхазии Эрик Кокоскир поддерживает ужесточение наказание за незаконный майнинг. Но при этом, по его словам, существуют трудности при оформлении штрафов по статье 96 КоАП Абхазии «самовольное подключение и использование электрической энергии», поскольку сложно получить точные данные потребителя, на которого нужно наложить штраф.

«Чтобы подготовить протоколы о наложении штрафа, нужны паспортные данные абонента, нужна объяснительная. Никто не представляет своих паспортов, чтобы можно было направить материалы в районные суды, которые должны их рассмотреть» – рассказал корреспонденту «Кавказского узла» Кокоскир. При этом он указал на то, что в основном майнингом в Абхазии занимаются частные лица.

Кокоскир отметил, что статья 96 КоАП ранее устанавливала штраф на граждан в размере от 1800 до 2400 рублей. В случае повторного нарушения сумма штрафа увеличивалась в два раза. По мнению Кокоскира, учитывая, что минимальный размер оплаты труда (МРОТ) в Абхазии составляет 60 рублей, новые штрафы не будут иметь эффекта.

Сейчас, отметил Кокоскир, за незаконное потребление электроэнергии положен административный штраф на граждан, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц в размере 20 минимальных размеров оплаты труда (МРОТ) за каждый киловатт мощности, на должностных лиц – в размере тысячи МРОТ. Потребление электроэнергии с нарушением закона, если действия не содержат уголовного наказания, влечет за собой административный штраф индивидуальным предпринимателям и юридическим лица в размере 40 МРОТ, должностным лицам – в размере трех тысяч МРОТ. За повторное совершение подобного правонарушения грозит штраф для  индивидуальных предпринимателей, юридических лиц и граждан в размере 50 МРОТ за каждый киловатт мощности подключенного оборудования для майнинга и его  конфискация,  а для должностных лиц – штраф в размере пяти тысяч МРОТ.

«Это низкие штрафы, они не имеют эффекта, который позволил бы гражданину понять, что незаконная деятельность может бить по карману», – заявил Кокоскир. Он отметил, что сотрудники Госстандарта также устанавливают пломбы на обесточенных объектах, но штраф за срыв пломбы составляет 180 рублей, эта сумма также не пугает владельцев майнинговых ферм.

Самым эффективным методом борьбы с фермами Кокоскир назвал демонтаж оборудования. «Демонтаж проводим вместе с сотрудниками милиции, там, где есть повторное незаконное подключение к сетям. Данные передаем в «Черноморэнерго», они уже отключают провода», – рассказал Кокоскир.

Он отметил, что в сентябре 2020 года было принято постановление правительства Абхазии о регулировании добычи криптовалюты, в нем была прописана процедура установки майнинговой фермы: необходимость постановки на учет в налоговом органе, установка приборов учета, заявление о присоединении к сетям, но, поскольку деятельность майнинговых ферм была запрещена, разрешение не получил ни один майнинг-фермер.

Абхазия вынуждена запрещать майнинг из-за проблем с энергоресурсами

Деятельность по добыче криптовалюты в Абхазии стала проблемой по причине дефицита электроэнергии в стране, считает главный редактор газеты «Нужная» Изида Чания. 40% электроэнергии, идущей от ИнгурГЭС, не хватало потребителям, поэтому деятельность по добыче криптовалюты до 2020 года была в стране запрещена, пояснила она.

«Ситуация резко поменялась вместе со сменой власти в стране и в «Черноморэнерго». Несмотря на запланированный ремонт ИнгурГЭС, а, значит, и ожидаемый кризис в энергетике, новые власти Абхазии дали разрешение на добычу криптовалют. И не только ввели, но еще и попытались объяснить выгоды, которые получит страна от легализации данной деятельности. Следить за этим было бы забавно, если бы не энергетический кризис, оставивший людей без света и тепла», – заявила корреспонденту «Кавказского узла» Изида Чания.

Она указала – власти Абхазии говорили, что майнинг может принести Абхазии 500 миллионов рублей в год, при этом они уже знали, что ИнгурГЭС останавливается на ремонт, и Абхазия будет получать электроэнергию из России по российской цене.

С 11 декабря 2020 года Абхазия начала получать переток из России на фоне растущего дефицита электроэнергии в связи с падением уровня воды в Джварском водохранилище Ингурской ГЭС, которая снабжает электричеством Грузию и Абхазию. 18 января 2021 года руководство ГЭС объявило о закрытии станции в связи с ремонтом.

«В феврале выяснилось, что лимит электроэнергии, поставляемой из России, превышен на 27%, и долги страны растут. Одновременно президент приказал создать комиссии, которые займутся закрытием майнинг-ферм или чиновники лишатся должности», – сообщила Чания.

Она отметила, что в конце февраля на предприятиях, принадлежащих Министерству экономики в Очамчирском и Гульрипшском районах – чайной фабрике и асфальтовом заводе – были обнаружены и закрыты крупные криптофермы. «Деятельность по добыче криптовалюты в Восточной Абхазии, и, в частности, в Очамчирском районе, публично благословлял сам Аслан Бжания. На пресс-конференции 17 ноября [2020 года], когда в стране уже были объявлены веерные отключения света и люди сидели без электричества по шесть часов в сутки, он сообщил, что добыча криптовалюты – хороший бизнес и его надо разрешить в восточной части страны», – отметила Чания.

При этом, подчеркнула она власти ограничились демонтажем оборудования, вместо того, чтобы поручить «Черноморэнерго» рассчитать объем потребленной фермами электроэнергии, потребовать от прокуратуры возбудить уголовное дело по факту незаконного подключения к энергосетям, рассчитать налог на прибыль данных предприятий и изъять его. «Только эти два объекта, давно функционирующие на чайной фабрике и асфальтовом заводе, могли бы покрыть долги страны за электричество, без всякого повышения цены на свет для рядовых потребителей», – считает Чания.

Она отметила, что после распоряжения президента страны Аслана Бжании о снижении потребления электроэнергии до уровня января 2019 года в стране начались веерные отключения электроэнергии. «С учетом той пятипроцентной скидки, которую сделал президент, фактически необходимо было снизить потребление на 16 процентов. И уже на следующий день «рубильник» заработал. В районах стали ровно по четыре часа выключать свет. А это почти 17 процентов экономии. То есть за один день не только вписались в норму, но даже перевыполнили план», – рассказала Чания.

Она отметила, что Бжанию это не устроило и чиновникам пришлось отключать майнинговые фермы.

Электричества в Абхазии действительно не хватает, кроме того нагрузки не выдерживают ветхие сети, особенно эта проблема обострилась после остановки ИнгурГЭС, ремонт которой будет проводиться до 1 мая, отметил главный редактор газеты «Чегемская правда» Инал Хашиг.

Он сообщил, что Абхазия сейчас получает электроэнергию по российским тарифам. «Это 2 рубля 60 копеек, а у нас местные тарифы для частных потребителей – 40 копеек, для юридических лиц – 80 копеек. В общем-то эту разницу бюджет будет покрывать, если еще майнинг его забирает, то выходит, что мы будем еще больше платить. Тем более он нелегальный, никаких доходов в казну не приносит», – заявил корреспонденту «Кавказского узла» Инал Хашиг.

По его мнению, крупные фермы по добыче криптовалюты в Абхазии продолжают работать, а ужесточение наказания за это не даст особого результата. «Можно ужесточать до бесконечности, хоть смертную казнь ввести, но если эти меры вводят, то нужно их как-то задействовать. Эти меры вот сейчас только вступили в силу. Я не уверен, что они будут реально соблюдаться. Потому что чувствуется, судя по объемам потребления электроэнергии, что майнинга все равно очень много», – сказал Хашиг.

Он не верит заявлениям властей о том, что все крупные фермы по добыче криптовалюты закрыты, и считает, что в Абхазии «даже уголовной ответственностью никого не напугать». «В реальности крупные фермы до сих пор работают, и за этими крупными фермами всегда стоят какие-то крупные чиновники, которые их покрывают. И те же энергетики не безвозмездно делают вид, что они их не замечают», – подчеркнул журналист.

Абхазия, в которой остро стоит проблема безработицы, вынуждена запрещать майнинг из-за проблем с ресурсами, уверен научный сотрудник Института востоковедения РАН Александр Скаков.

«ИнгурГЭС требует ремонта, кроме того она снабжает электроэнергией не только Абхазию, но и Грузию. И этого мало. Другие ГЭС – малого формата, например Сухумская ГЭС. Она не может обеспечить много электроэнергии», – рассказал корреспонденту «Кавказского узла» Александр Скаков.

Он отметил, что в постсоветский период в Абхазии всегда был дефицит электроэнергии, в этом году сложилась наиболее тяжелая ситуация с электроснабжением. «Меры по борьбе с незаконной добычей криптовалюты могут работать, если их реально ввести. Но, поскольку майнингом занимаются в том числе люди, имеющие выходы на власть, эти меры не работают. Никого сажать не будут, там же развиты родственные связи», – заключил Скаков.

Опытный майнер указал на возможность добычи криптовалюты без больших затрат на электроэнергию

Майнинг – это хорошая возможность заработать, при этом не экологичная, указывает специалист по добыче криптовалюты Константин Лагутин.

«Одни ищут тихую гавань для своих сбережений, другие эту тихую гавань обеспечивают, так что тут все нормально. Ненормальным считается тот факт, что ради обеспечения работоспособности сетей люди выбирают для себя не экологичный метод консенсуса Proof of work. Люди выбирают Proof of work, потому что это самый простой и понятный для обычного человека алгоритм консенсуса», – заявил корреспонденту «Кавказского узла» Константин Лагутин.

Proof of work (PoW) – самый известный алгоритм в криптосообществе, использующийся для валидации транзакций майнерами. Простыми словами — это огромное количество вычислительных машин, разбросанных по всему миру, решающих криптографическую задачу по нахождению блока. Любой, кто имеет достаточные вычислительные мощности, может подключить их к общей сети и использовать для майнинга, отмечается в информации на сайте inp.one, где собираются новости о криптовалюте. Другой алгоритм получения монет криптовалюты – Proof of stake (PoS), он работает по-другому. Этот алгоритм лишен недостатков алгоритма PоW: не нужны вычисления, а значит, нет расходов электроэнергии и гонки вычислительных мощностей, объясняется в блоге BitStat.Top.

Лагутин отметил, что сейчас майнинг – это заработок для дилетанта. «Чисто психологически человеку понятнее и спокойнее инвестировать в майнинг. Покупаешь некую машинку, которая добывает тебе криптовалюту. Ставишь ее в гараже. Если вдруг «все рухнет», её продать можно. Конечно, это ошибочное утверждение, но не специалисты другого подхода в добыче криптовалют не знают», – отметил эксперт.

При этом он считает, что добыча криптовалюты действительно очень затратное дело. «Пока люди сами не поймут, что сжигание природных ресурсов ради добычи валидного хэша это не правильно. Майнинг это шумно, пыльно, и опасно (физически и юридически), пока не воспитается новое поколение, способное понять и принять философию PoS, ничего хорошего не будет. Когда-то я майнил, у меня было включено оборудования на 8 мегаватт, сейчас я осознал, что это опасно и не экологично», – сообщил Лагутин, добавив, что он сам из майнинга сейчас перешел на стейкинг. «Майнерам я сочувствую, потому как нежелание развиваться ведёт к деградации. 99,9% в 26-й степени электроэнергии при майнинге потребляется впустую», – заключил Лагутин.

iMag.one - Самые важные новости достойные вашего внимания из более чем 300 изданий!