“Не осталось тихих гаваней”: биткоин и золото ответили на запуск печатного станка

“Боже мой! Где прекрасные спокойные дни 1922 года? Доллар поднялся в тот год с двухсот пятидесяти марок всего до десяти тысяч. Уже не говоря о 1921–м — тогда это были какие–то несчастные триста процентов!” — сокрушался герой романа “Черный обелиск” Ремарка.Место действия — Веймарская республика, вынужденная расхлебывать плоды денежной политики времен Первой мировой. Как все воевавшие государства, Германия почти сразу отменила разменность банкнот на золото. Помимо поступлений от налогов окопы закидывали деньгами от размещенных среди населения госзаймов, а также прямой эмиссией, так что денежная масса к концу войны выросла в 5 раз. Результатом стала хрестоматийная гиперинфляция 1919–1923 годов.Прошло сто лет, и у мировых центральных банков появилось ощущение, что они контролируют ситуацию и могут обеспечить безболезненную денежную эмиссию. Не в 5 раз — зачем же так грубо? Но еще $1 трлн помощи экономика США точно получит — это уже решенный вопрос (в числе мер — новые прямые выплаты гражданам по $1,2 тыс.). Предыдущий объем поддержки составлял $2 трлн, деньги выделялись в марте. Чтобы понимать “масштаб бедствия”: денежная масса М2 (включая срочные вклады, остатки на расчетных счетах) в США в июле составила $18,3 трлн, и в принципе это всего лишь на 15% выше докризисных значений.Именно что “всего лишь”! Пока что слишком многие уверены, что доллар выдержит. В конце концов, даже в романе Ремарка драма гиперинфляции передана через отношение дойчмарки к доллару! А за сто лет торговый потенциал США только укрепился. Кто владеет финансовым миром, тот определяет и правила, а значит, риски инфляции (то, чего мы так все боимся) низки. Пока что в реальном секторе без тревожных сигналов. В июне потребительские цены в США в годовом выражении выросли на 0,6%, в полном соответствии с прогнозом.Но все–таки финансовые рынки нервничают. И главным признаком этой нервозности стало обновление рекордов по золоту.

Интересное по теме