Кремль взял курс на архаизацию России

Кремль взял курс на архаизацию России

Наша власть изо всех сил старается не поднимать опасные темы, которые, как она полагает, могут расколоть общество.

На заседании Совета по межнациональным отношениям, состоявшемся 30 марта, Владимир Путин заявил: «Хотел бы подчеркнуть: в основе большинства „горячих точек“, которые полыхают сейчас на карте мира, экономические и политические причины. Да, это само собой. Но для разжигания конфликтов провоцируют, как правило, межнациональную и религиозную нетерпимость. Мы в России не должны допустить, не допустим ни агрессивной, неуважительной по отношению к представителям какой бы то ни было национальности демонстрации своей этнической принадлежности, не допустим ни переносов на нашу землю любых зарубежных конфликтов подобного рода».

Если разобрать высказывание российского лидера в деталях, то почти готов под ним подписаться. Говорить, что за межнациональной и религиозной нетерпимостью стоят экономические и политические причины — это почти марксистский подход. Что, правда, не удивительно. Все-таки среднее и высшее образование Путин получил в Советском Союзе. Сразу видно — кое-что из того, что проходил по истмату, еще помнит. Однако от аплодисментов воздержусь, и вот почему.

Если мы будем использовать этот формально марксистский подход не утилитарно (то есть только тогда, когда это выгодно конкретному политику или правящей группе), а системно и применительно к конкретной стране под названием Россия в данный момент ее развития, то станет очевидно, что лучше бы президент эту тему, да еще в таком духе, не затрагивал.

Для начала замечу, что охотно верю Путину, когда он говорит, что не хочет допустить в России межнациональную и религиозную нетерпимость. Курс на дружбу народов, проживающих в России, (включая и иностранных мигрантов из республик Центральной Азии), был взят российским руководством еще в 2014–2015 годы на фоне глобального конфликта Кремля с западным миром, начавшегося после присоединения Крыма к РФ. До этого российская власть нетерпимость к чужакам очень даже использовала в своих целях, когда надо было перенести недовольство россиян с нее самой на кого-то еще.

Напомним, что буквально за полгода до «возвращения Крыма в родную гавань», летом 2013 года, не кто-нибудь, а именно представители российской власти, воспользовавшись конфликтом на московском рынке между полицейскими и двумя торговцами (мужем и женой из российского, между прочим, Дагестана), инициировали разнузданную антимигрантскую кампанию, завершившуюся массовыми депортациями из страны приезжих из Центральной Азии.

Тогда, в 2013–2014 годах, вследствие оперативно принятых поправок в Кодекс об административных нарушениях, из России с огромным количеством нарушений даже этого драконовского закона были депортированы более полумиллиона человек, а еще полутора миллионам был запрещен въезд в РФ на 5-10 лет. Причем зачастую и то, и другое делалось без каких-либо правовых оснований.

До этого опять-таки не кто иной, как наша власть, инициировала и приняла (никем, по-моему, до сих пор не отмененный) по своему духу совсем уж сегрегационный закон, запрещавший работать продавцами на рынках и в киосках «иностранцам». Конечно, в этом документе не упоминается конкретная национальность и страна происхождения этих иностранцев, но практика показала, что он был направлен на людей с неславянской внешностью. Причем в нем специально оговаривается, что хозяевами торговых точек иностранцы быть все же могут. Что понятно — капиталу у нас дорога, он космополитичен по своей сути. Зато отыгрались на наемных работниках — простых продавцах, потрафив настроениям наиболее отсталой и ксенофобской части российского общества.

Однако времена изменились. После 2014 года для российского правящего класса как воздух стала необходима консолидация всех жителей России. Причем вне зависимости не только от национальности и вероисповедования, но даже и от гражданства. Что тоже понятно — убыль населения в стране катастрофическая, работать некому.

Если опять-таки подходить с точки зрения формальной логики и здравого смысла — что ж в этом плохого? Российское государство в лице его вождей и политической элиты создает из своей страны неприступную крепость и теперь ему не до того, чтобы сталкивать лбами представителей разных национальностей. Ну, вроде, и хорошо. Не было бы счастья, да несчастье наших власть предержащих (которые своими руками этот мировой конфликт и раздули) помогло. Жить бы в России, да радоваться. Только вот при ближайшем рассмотрении все не так просто.

Дело в том, что какими бы ни были желания Кремля, его реальная политика не ведет даже к внутрироссийскому межнациональному миру. Речь о том, что руководство страны уже много лет ведет политику архаизации российского общества. И это тоже не случайно. Вспоминаем классика, который писал когда-то, что капитал в трудные для себя моменты порой апеллирует к самым архаичным добуржуазным формам общественной жизни. Эта политика в современной России и выражается в том числе и в пресловутом возвращении к традиционным ценностям.

Но традиции традициям рознь. Например, у наших древних предков была такая — вместе с умершим знатным представителем рода отправлять на тот свет и несколько девушек. Ну, чтобы не скучал в загробном царстве… Что-то мне подсказывает, что идея возвратить сей славный обычай не найдет большого числа приверженцев среди современных россиян.

Из этого примера следует, что в современную жизнь стоит возвращать далеко не все обычаи и традиции прошлого, поскольку не все они хороши.

Есть еще один существенный момент. Современная Россия, как известно, страна многонациональная. Из этого с очевидностью следует, что и традиционные представителей разных этносов и конфессий, проживающих в ней, весьма и весьма различны.

Архаичные традиции, как правило живы и поддерживаются в аграрном обществе. Однако примерно три четверти русских, украинцев и белорусов уже лет сорок (то есть два поколения) как горожане. А вот, например, на Северном Кавказе в основном все наоборот. Так, по январским данным Росстата за текущий год, в Чечне городского населения всего около 37% и, соответственно, 63% составляют сельские жители. В Дагестане горожан чуть больше 45%, а сельских жителей 55%.

Отсюда и различия в национальных традициях. Если взять обычай кровной мести, то на Руси он был запрещен еще в XI веке, о чем говорится в «Русской правде» — своде законов времен Ярослава Мудрого. В то же время среди народов Северного Кавказа эта традиция культивируется до сих пор. Как жив здесь (вернее, реанимирован в последнюю четверть века) не менее жестокий обычай — так называемые «убийства чести», когда родственники (обычно брат) расправляются с женщинами, причем нередко только на основе подозрений в «неправильном поведении».

Ключевой вопрос здесь в том, готово ли большинство россиян мирится с подобными «особенностями» некоторых регионов страны? Создается впечатление, что, если следовать установкам высшего руководства страны, то да, должны. Или просто молча проглатывать подобные вещи, которые уже переносятся и на центральную Россию.

Недавно на видео попала страшная расправа, учиненная братом над беременной 40-летней сестрой в одном из районов ближнего Подмосковья. Судя по тому, что, согласно информации СМИ, в свое оправдание говорил мужчина, это было очередное «убийство чести».

Примечательно, что национальное происхождение убийцы и его жертвы не называется. В этом и состоит «мудрость» отечественной национальной политики — политики заметания под ковер вопиющих фактов, отказа от их публичного осуждения, в том числе, и руководителями страны. Власти уверены, что это есть способ сохранить национальный мир стране. Вопрос только, надолго ли?

Конечно, это не значит, что русские мужья не убивают своих жен. Подобных случаев в новостях полно (взять хотя бы те, что прямо сейчас на слуху). Но существенная разница здесь в том, что одно общество такие вещи в массе своей осуждает, а в другом громко слышны голоса тех, кто считает их заповеданной предками национальной традицией.

iMag.one - Самые важные новости достойные вашего внимания из более чем 300 изданий!